Оставшееся в веках

Далеко не все тексты Ниппурской библиотеки к настоящему времени прочитаны и расшифрованы. Но и те, что уже переведены, добавили к знаниям о древнейшей цивилизации невероятно много интересного.

Благодаря расшифровке одного из шумерских текстов из Ниппура, созданного в литературной форме поэмы, стало понятно, почему именно этот город стал духовным центром Ниж­ней Месопотамии. Это поэма о потопе (Всемирном потопе) в Ниппуре, опубли­кованная американским востоковедом-шумерологом Арно Пёбелем в 1914 г. Правда, сохранилась всего лишь треть оригинального шумерского текста, но реконструировать отсутствующие фрагменты удалось по практически аналогичной аккадской поэме, сохра­нившейся лучше. В этом произведении рассказывается, что бог Ану ниспослал людям основы сути жизни (ме) и основал пять городов — Эриду, Ур, Урук, Сиппар и Ниппур. Затем там упоминается совет богов в Ниппуре, разговор на котором был подслушан царем по имени Зиусудра (Зиудзудду), жрецом бога Энки, которого часть религиоведов отождествляет с би­блейским Ноем. Из содержания подслу­шанного разговора следовало, что потоп был устроен по воле Энлиля. Ужасное бедствие длилось семь дней и семь но­чей. Зиусудра пожертвовал Энлилю ста­да быков и овец, и только тогда Ану и Энлиль согласились остановить потоп.

В мифе о сыне-первенце Энлиля и его супруги, милостивой богини Нинлиль, об­раз которой, предположительно, являлся прообразом богини-матери во многих более поздних религиях, их сына зва­ли Нанна (Нанна-Син), и был он богом Луны. Когда Нанна возжелал стать царем Ура, он привез Энлилю богатые дары и был обласкан им не только как отцом, в то время как во всех других мифах Энлиль всегда суров, гневлив и даже жесток. Он, по мифам, и Нинлиль взял силой. Этот эпизод — дары в обмен на закон­ность власти — совпадает с подобными ему и в других письменных источниках шумеров: если какой-то царь какого — токи (на шумерском языке) не поддержи­вал Ниппур достаточно щедро, он не мог рассчитывать на благословение от жре­цов. Самый очевидный вывод, напра­шивающийся хотя бы из двух этих исто­рий, — ничего, по сути, в подлунном мире не меняется, власть и ее идеологи всегда действуют в тандеме, и не бескорыстно.

А изложено все в этих текстах очень образно и талантливо, но это уже другая шумерская традиция, более благотвор­ная. Даже знаменитый ниппурский ка­лендарь, самый рациональный и самый понятный из всех шумерских лунно-сол­нечных календарей, отличается поэти­кой. Например, первый месяц назывался Бараг-заг-гар-ра — «Престол святили­ща», а пятый Изи-изи-гар-ра — «Месяц зажигания огней», но больше всего там было рубежей сельскохозяйственного года — пахоты, сева, сбора урожая. При этом Ниппурский календарь был матема­тически точным. Астрономы определяли его периоды, 12 месяцев, с положением звезд на небе, а начало года относили к периоду весеннего равноденствия, после первого новолуния.

Календарь из Ниппура стал единым календарем Вавилонии в начале 2-го тысячелетия до н. э. Позднее на его основе был создан единый семитоязычный вавилоно-ассирийский календарь, ставший эталон­ным прототипом для календарей многих этносов Ближнего Востока, в частности еврейского и арамейского. И до сих пор в обычаях, праздниках и религиозных церемониях наравне с григорианским календарем вавилонского календаря придерживаются некоторые арабские страны, а в Израиле этот календарь является официальным параллельно с григорианским.

Полнее понять степень влияния Нип­пура на весь Ближний Восток помогают карты Древней Месопотамии. Ниппур находился на границе Шумера и Акка­да и уже самим своим географическим положением способствовал контактам, а затем и ассимиляции шумеров и ак­кадцев, в результате которой к середине 3-го тысячелетия до н. э. возникла мощ­ная шумеро-аккадская цивилизация.

Полезная информация: уход за шотландской вислоухой

Прокомментировать

Вы должны войти под своим логином чтобы оставлять записи.